Отвечаем читателю. Критика и ее опровержение. Сталинская Конституция

Автор: | 25.12.2019
0
Отвечаем читателю. Критика и ее опровержение. Сталинская Конституция

Отвечаем читателю. Критика и ее опровержение. Сталинская Конституция

В комментарии к одной из наших статей мы увидели следующее:

Совет автору: Пожалуйста прочтите работу Карла Макса «Критика Готской программы». Статью первую конституции РСФСР 1925 года. Конституцию РСФСР 1937 года. Сравните суть избирательных систем этих конституций. И определите роль товарища Сталина И.В. в смене государства революционной диктатуры пролетариата на » Советский социализм» который развалился в России.

Естественно, редакция изучала ранее это письмо Маркса к В. Бракке, Конституцию СССР 1924 года (а не 1925, как пишет автор комментария: Конституция была принята Второй сессией ЦИК СССР первого созыва 6 июля 1923 года, а в окончательной редакции — II съездом Советов СССР 31 января 1924 года) и Сталинскую Конституцию, правда не 1937, как пишет автор комментария, а 1936 года (т.н. “Сталинская” Конституция была принята VIII Всесоюзным чрезвычайным съездом Советов 5 декабря 1936 года). Мы даже писали ранее статью о Сталинской Конституции. Но коль скоро от товарища поступил такой комментарий, было решено освежить в памяти все эти документы и попытаться выполнить просьбу автора комментария “определите роль товарища Сталина И.В. в смене государства революционной диктатуры пролетариата на » Советский социализм»”. Итак:

Начать, естественно, необходимо с определения разночтений и, если есть, то противоречий в обеих 1924 и 1936 года Конституциях СССР. Конституция — это ОСНОВНОЙ ЗАКОН государства. Стратегический план его развития о основной документ, согласно которого корректируются, принимаются и ничтожаются юридические акты, законы и поч. Это тот ДЕКЛАРИРОВАННЫЙ фундамент, на котором строится вся работа государственного аппарата. Вместе с развитием государственных отношений, или изменением направления развития государства, меняется и Конституция.

Конституция 1936 года была принята в связи как раз такими изменениями: в СССР завершился первый этап построения социализма. Сталинская конституция фиксировала факт победы социализма, но с одной оговоркой, применяемой в документе, — конституция в основном победившего социализма. То есть в Конституции 1936 года констатируется переход государственного аппарата от начального, переходного этапа построения социализма к завершающей фазе — началу построения РАЗВИТОГО социализма с целью создания условий для перехода к коммунистической общественно-экономической формации.

Конституция 1924 года — это провозглашение незыблемости ОСНОВ Советской власти и одновременно декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик. То есть, Конституция 1924 года — это ПРОДОЛЖЕНИЕ строительства ОСНОВ социализма и самый первый этап создания СССР. Иначе говоря — это отправная, точка для построения социализма в СССР и декларация продолжения его строительства в РСФСР.

Диалектически — Конституция 1924 года и Конституция 1936 года представляют собой диалектическую пару: отрицаемое и отрицающее. Конституция 1936 года приходит на смену устаревшей на тот момент Конституции 1924 года, заменяя ее согласно диалектическому закону отрицания отрицания.

Единственным существенными различием между двумя этими Основными Законами, обнаруженным редакцией является то, что в отличие от Конституции 1924 года, в Конституции 1936 года прописывались все высшие органы власти, включая высшие органы власти в Союзных Республиках. Остальные решения по Союзным Республикам, закрепленные во входящей в Конституцию 1924 года части: “Декларации об образовании Союза Советских Социалистических Республик”, включая целостность границ Союзных Республик и их право на выход из состава СССР, оставались прежними. Но самым важным отличием этих Конституция является передача полномочий законодательной власти Верховному Совету СССР — выборному органу, Депутаты в который избирались на четыре года. Это отменяло экстренный, АВРАЛЬНЫЙ, временный метод управления страной на продуктивный, постоянный. Вместо передачи всех полномочий съезду Советов, который после нормализации ситуации в стране: завершению гражданской войны, военной интервенции и победы социализма, в связи с переходом на плановое, постоянное развитие и интенсификацию промышленности должен был бы заседать круглосуточно и постоянно, принимая весьма специфические, узкоспециализированные решения по управлению народным хозяйством, его функции передавались специально созданному двухпалатному органу, действующему на постоянной основе — Верховному Совету.

Редакция полагает, что именно это отличие в Конституциях и непонимание диалектической необходимости такого решения, привело автора комментария в заблуждение: мог, как так?! У Съезда Советов отобрали полномочия! Да сам съезд перестал быть органом власти. А как же быть с лозунгом “Вся власть Советам!”. Но лозунги, да вообще весь марксизм — это не набор догм и постулатов. Это живое отражение текущей необходимости вкупе со строгой научной теорией, позволяющей планировать дальнейшие действия. Советы в тот момент перестали быть актуальны в своем прежнем виде — виде группы разношерстных депутатов, собирающихся на съезды иногда, нерегулярно, а по мере необходимости. Советы также диалектически трансформировались в свою следующую ипостась: стали Верховным двухпалатным Советом. Тут мы тоже видим диалектическую пару: примитивное сборище депутатов, неупорядоченное и собирающееся не регулярно, а по мере надобности, заменяется регулярным, постоянно действующим органом, состоящим из тех же депутатов, но работающих упорядоченно и планово. То есть примитивная организация прошлых Советов заменяется на оптимальную для того времени структуру Верховного Совета. Это те-же Советы, но организованные и оптимизированные для систематической плановой работы. В Верховный Совет, согласно Конституции 1936 года входило:

  • Совет Союза: от каждых 300 тыс. человек населения СССР — 1 депутат;
  • Совет национальностей: 32 человека от каждой из Союзных Республик, плюс по 11 человек от каждой автономной Республики, плюс по 5 человек от каждой автономной области.

Напомним, что Съезд Советов СССР, согласно Конституции 1924 года состоял всего из 414 человек, избираемых пропорционально из каждой Союзной Республики, что было, вероятно, в экстремальных условиях вполне приемлемо, но начинало ущемлять права людей и мешать, на этапе мирного планового строительства из-за перекосов в составе депутатов.

Теперь, товарищи, рассмотрим письмо Маркса, работу, носящую название “Критика Готской программы”. Как и требует марксистско-ленинский диалектический подход, рассмотрение документа вне его исторического контекста невозможно. Поэтому вначале определимся с историческим контекстом: когда, а точнее в КАКОЙ ПЕРИОД борьбы за народные интересы было написано Марксом это письмо. Из исторических сведений и из самого документа следует, что письмо это было написано в период ФОРМИРОВАНИЯ Германской Рабочей Партии. То есть, в самом начале структурной борьбы за народное дело. Тогда как, обе Конституции — это документы из иного исторического периода борьбы. То есть, согласно диалектическим законам, в периоды после написания упомянутой работы Маркса уже неоднократно происходило отрицание отрицания и сравнения содержащегося в письме с текстами и смыслом этих Конституций — совершенно не марксистский, не диалектический подход, а примитивный формализм. Попытки нахождения различий или совпадений между текстами и смыслами этих документов, относящихся к различным периодам исторического процесса — это догматизм чистой воды.

Более уместно было бы использовать упомянутую работу Маркса не для анализа событий Сталинской эпохи — эпохи, когда пролетарская Революция УЖЕ победила, начальный этап построения социализма пройден и идет завершающая фаза строительства — развитой социализм, а для НЫНЕШНЕЙ эпохи. Эпохи самого начала борьбы за народные интересы. Ведь после контрреволюции 90-х, мы оказались отброшены именно в этот общественно-исторический период. Да. С точки зрения текущего положения партийной коммунистической работы, работа Маркса весьма актуальна, поскольку описывает основные ошибки присущие именно нашей теперешнеей стадии борьбы. В частности, Маркс пишет:

«Раз уж не хватило мужества требовать демократической республики, как это делали французские рабочие программы при Луи-Филиппе и Луи-Наполеоне,— и разумно, ибо обстоятельства предписывают осторожность,— то незачем было прибегать и к этой уловке, которая не является ни “честной”, ни достойной,— требовать вещей, которые имеют смысл лишь в демократической республике, от такого государства, которое представляет собой не что иное, как обшитый парламентскими формами, смешанный с феодальными придатками и в то же время уже находящийся под влиянием буржуазии, бюрократически сколоченный, полицейски охраняемый военный деспотизм, и сверх того еще торжественно заверять такое государство, что воображают добиться от него чего-либо подобного “законными средствами”!

Даже вульгарная демократия, которая в демократической республике видит осуществление царства божия на земле и совсем не подозревает, что именно в этой последней государственной форме буржуазного общества классовая борьба и должна быть окончательно решена оружием,— даже она стоит все же неизмеримо выше такого сорта демократизма, который держится в пределах полицейски дозволенного и логически недопустимого.

Карл Маркс. “Критика Готской программы” ПСС т. 19, стр. 9—32”.»

Приведенное выше, по мнению редакции демонстрирует две весьма распространенных вещи:

  • недостаточно формально прочесть текст и на основании найденных “ключевых слов” и “ключевых фраз” сделать заключение о сути явлений, событий и мыслей, описанных в нем. Необходимо вначале понять, к какому из исторических этапов процесса относится то или иное умозаключение. Ведь, будучи верным в один из периодов, это-же “указание” станет заблуждением в другой. Диалектика — это рассмотрение событий в динамике, а не набор закостенелых догм “НА ВСЕ ВРЕМЕНА”;
  • Исторический процесс таков, что любые общественно-экономические отношения диалектически изменяются. Вместе с их изменениями, меняются и основополагающие документы, например — Конституции. Как не приемлема была для ситуации в 1936 году Конституция 1924 года, так неприемлема Конституция 1936 года для более позднего периода. На каждом из этапов исторического развития должен быть сформирован свой основополагающий документ. Простой и формальный анализ текстов, как указывалось выше — контрпродуктивен и не соответствует научному диалектическому методу. Выводы из таких “изысканий” — заведомо ложны и антинаучны.
  • с другой стороны, несмотря на тот факт, что между, например, письмом Маркса и настоящим временем более столетия, поскольку письмо относится к процессу аналогичному нынешнему и в той-же фазе, в которой процесс борьбы в настоящее время, критика Маркса актуальна и для нынешнего процесса с изменением конкретных лиц и стран на аналогичные, естественно. Актуальность эта будет наблюдаться до тех пор, пока не произойдет очередной диалектический процесс отрицания отрицания.

Формальный, механистический подход, насаждаемый нам капиталистической устаревшей и примитивной системой, уводит от действительного понимания и верной оценки событий, происходящих и происходивших у в мире. Этим он играет на руку всевозможным буржуазным дельцам, выдающим белое за черное и наоборот. Не попадайтесь на их удочку, товарищи! Помните, что только два дела капитализм умеет делать исправно: грабить и убивать. Капитализм — убивает.

Источник.



0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *